fworx (fworx) wrote,
fworx
fworx

Categories:

Социальная политика Гитлера в национал-социалистической Германии.

Взято отсюда.
Нашел на самиздате статью,которая меня слегка озадачила. Нет я и раньше слышал заявления, что Гитлер немало сделал для Германии, но если все происходило как здесь рассказывается, c какого черта он напал на СССР? Неужели потенциала всех европейских стран не хватало для войны с Англией. Тем паче, что сырье и продовольствие он и так получал из Союза. Опасения, что Сталин нанесет удар в спину по моему ничем не обоснованы. То есть если оккупация европейских стран выглядит вполне логично, на фоне войны с Англией, то нападение на СССР не в какую логику не вписывается.

Социальная политика Гитлера в национал-социалистической Германии

Адольф Гитлер из выступления на партийном съезде чести 1936г.
"Свобода от нищеты и голода важнее всех других свобод" (Улоф Пальме) "Если рабочий знает, что предприниматель - это его товарищ, то можете потребовать от такого рабочего что угодно" (Роберт Лей) "Каждая по-настоящему социальная мысль является, в конечном счёте, национальной" (Адольф Гитлер) За социальную сферу в III рейхе отвечало имперское министерство труда во главе с Францом Зельдте. Гитлер писал в "Майн Кампф": "Национал-социалистический предприниматель должен знать, что процветание национальной экономики обеспечит и его благополучие, и благосостояние народа. Национал-социалистические работодатель и рабочий должны сообща трудиться на благо нации. Классовые же предрассудки и противоречия должны мирно разрешаться к общему удовлетворению в сословных палатах и в центральном парламенте". Большое значение Гитлер придавал созданию СОЦИАЛЬНО ОДНОРОДНОГО ОБЩЕСТВА: "Мы хотим воспитать немецкий народ таким образом, чтобы он избавился от безумного сословного высокомерия, тёмной веры в сословный порядок, ложной веры в то, что следует ценить только умственный труд. Нужно сделать так, чтобы наш народ ценил любой труд, чтобы он верил в то, что любая работа облагораживает, чтобы он сознавал, что стыдно ничего не делать для своего народа, никак не содействовать укреплению и умножению достояния нации. Те желанные перемены в сторону оздоровления немецкой экономики и общества, которые не смогли вызвать теории, декларации, пожелания, должны последовать теперь вследствие участия в созидательной работе многих миллионов тружеников, их-то мы и должны организовать". После прихода к власти Гитлер приказал щедро финансировать социальные программы: только до конца 1934 г. правительство инвестировало около 5 млрд марок на различные программы занятости - в три раза больше, чем за это же время оно инвестировало в промышленность. 1 февраля 1933 г. Гитлер заявил, что через четыре года безработица будет ликвидирована, и обещание выполнил: когда нацисты пришли к власти, в Германии было 25,9 млн безработных (в США - 35,3 млн, во Франции - 14,1 млн), в 1934 г. в Германии - 13,5 млн (в США - 30,6 млн, во Франции - 13,8 млн), в 1935 г. в Германии - 10,3 млн (в США - 28,4 млн, во Франции - 14,5 млн), в 1936 г. в Германии - 7,4 млн (в США - 23,9 млн, во Франции - 10,4 млн), в 1937 г. в Германии - 4,1 млн (в США - 20 млн, во Франции - 7,4 млн), в 1938 г. в Германии - 1,9 млн (в США - 26,4 млн, во Франции - 7,8 млн). Судя по этой динамике, в то время как в других странах безработица была ещё ВЫСОКА, в Германии она ПРАКТИЧЕСКИ ИСЧЕЗЛА. В Германии КРИЗИС БЫЛ ПРЕОДОЛЁН БЫСТРЕЕ, чем кто-либо ожидал. За границей о "немецком экономическом чуде" заговорили уже в 1936 г.: именно в этом году производство промышленной продукции превзошло довоенный уровень. Сначала положение улучшилось в промышленности, а затем и в аграрной сфере. Выдвинутый Геббельсом лозунг "генерального наступления на безработицу" произвёл неслыханный общественный резонанс и имел самое сильное воздействие на немецкий народ. Огромное значение для ликвидации социальной напряжённости и сокращения безработицы имели обширные и щедро финансируемые общественные работы, среди которых особое место занимало строительство автобанов. 11 февраля 1933 г. Гитлер сказал: "Если раньше жизненный уровень народа измерялся протяжённостью железных дорого, то в будущем он будет определяться протяжённостью автомобильных дорог". Гитлер приказал финансировать строительство дорог из средств на страхование по безработице, привлекались и другие источники. Были отданы соответствующие распоряжения, и работа закипела. В июне 1933 г. Гитлер назначил инженера-художника Фрица Тогда "генеральным инспектором дорог". 600 тысяч безработных были заняты по программе строительства автобанов. В обслуживавшей строительство дорог промышленности было занято ещё 200 тысяч человек. При Гитлере была принята программа "народного автомобиля". По поручению Гитлера Лей создал "Общество подготовки к созданию немецкого народного автомобиля (Volkswagens)", руководство которым поручили У. Лафференцу. У Вольфсбурга были построены заводы, на которых и начали производство "Фольксвагенов". Многочисленные мосты по пути протяжения автобанов по приказанию Гитлера строили то в виде римских акведуков, то в виде средневековых крепостных сооружений, то в стиле модернизма. Всё это делалось для того, чтобы путешественники могли наслаждаться красотой ландшафта, воспринимать красоты природы. Поэтому особое значение придавалось расположению и архитектуре многочисленных мостов. Поэтому немецкая сеть автобанов считалась самой красивой в мире. Немецкие автобаны состояли из двух линий прочного дорожного покрытия по 7,5 м шириной. Между ними шла трёхметровая полоса, предназначенная для зелёных насаждений. Каждая линия была разделена на два полотна, справа от каждого из них находилась полоса для стоянки. Основополагающим документом, определившим развитие социальной сферы, был "закон об организации национального труда" от 20 января 1934 г. Этот закон, провозглашавший равенство прав работодателей и рабочих, сохранил своё значение и во время войны. В законе говорилось о планировании труда, в соответствии с которым владелец предприятия был подотчётен государственному арбитру труда, а в его лице государству во имя всеобщего благосостояния нации. Подобная интерпретация частной собственности, ориентированная на социальное благоденствие, НЕ БЫЛА ИЗВЕСТНА в "демократической" Германии 1920-х гг. В центр организации производственного процесса закон ставил "вождя предприятия". Интересы трудового коллектива, который именовался в законе "дружиной", были представлены имеющим совещательные функции доверительным советом; его важнейшей функцией было преодоление социальных конфликтов в целях наиболее полной реализации национальной общности. "Дружина" клялась "вождю предприятия" в верности и обязывалась беспрекословно повиноваться. В соответствии с принципом "фюрерства" главная ответственность за организацию и условия производства ложилась на "вождя предприятия". Нацисты считали, что предприниматель должен был вести себя иначе, чем в годы классовой борьбы: прежде всего он должен был разумно использовать свою экономическую и социально-политическую власть на благо немецкой общности. От рабочих же не требовалось какой-либо особенной активности - только лояльного поведения. Особенно активных и предприимчивых "вождей предприятий" нацистское руководство морально поощряло, присуждая им почётный титул "новатор труда". Деятельность "вождя предприятия" в социальной сфере контролировалась "имперским арбитражем труда", имевшим региональные инстанции и подчинённому министерству труда. В задачу арбитража входило разрешение спорных вопросов и формирование общих правил организации производственного процесса. Арбитраж был своего рода головной социально-политической инстанцией, главная задача которой состояла в том, чтобы следить за законностью и ирреальной необходимостью массового увольнения рабочих, следить за сохранением приемлемого минимума в условиях труда, постепенно трансформируя последние в сторону улучшения; чтобы издавать и утверждать новые тарифные схемы оплаты труда. Сам же арбитраж был структурной частью министерства труда, представлявшего собой главное учреждение, регулирующее трудовые отношения. Вторым по значению (после арбитража) ведомством по регулированию трудовых отношений стала государственная "администрация по оперативной организации работ", которая финансировала общественные работы и прочие программы занятости. С провозглашением в 1936 г. четырёхлетнего плана вмешательство государства в трудовые отношения усилилось: именно с 1936 г. и начинается прямой государственный контроль за движением зарплаты и рынком труда. Предпосылкой для расширения контроля над структурой занятости было введение трудовых книжек и составление баз данных обо всех занятых. Глава ДАФ Лей стремился максимально возможно расширить сферу компетенций ДАФ. С их помощью Лей искренне хотел создать бесконфликтную и дружную народную общность. Главными компонентами его кредо были: развитие государства всеобщего благосостояния, улучшение возможностей социального роста для каждого человека, а также достижение социального согласия путём укрепления единства народа. Как истинный последователь Гитлера, Лей стремился покончить с политическим плюрализмом и классовой борьбой; он был убеждённым нацистом, воспринимавшим партийную доктрину почти как религию и относившимся к Гитлеру, как к пророку. Гитлер полностью доверял Лею. Руководство ДАФ часто оказывало на предпринимателей давление, требуя более высокой зарплаты. ДАФ требовало более продолжительных отпусков и обеспечения лучших условий труда. По инициативе ДАФ был принят указ, в соответствии с которым с 5 декабря 1933 г. рабочие освобождались от налогов, если их зарплата не достигала 183 марок. До войны он постоянно расширял сферу своих компетенций, и постепенно ДАФ превратилось в суперведомство, целое бюрократическое государство, главное орудие установления "коричневого коллективизма". Достижения ДАФ в социальной сфере были весьма значительны. Он действительно поднял социальный статус рабочего. В предвоенные годы ДАФ много занималась организацией материального вспомоществования; важную роль в работе играла пропаганда, с помощью которой ДАФ пыталась повысить чувство достоинство рабочих, создать для них лучшие жизненные условия и изжить у пролетариата ощущение оставленных наедине со своими проблемами париев общества. Организация и контроль над профобучением означали, что ДАФ получил в свои руки важное средство влияния на социальный рост рабочих (это направление Лей рассматривал как одно из приоритетных). Разумеется, кроме заботы о рабочих, ДАФ исполняла и определённые охранительные функции: в её ряды входили так называемые "рабочие дружины" - идеологическая милиция Лея на предприятиях, а также доверительные советы, суды чести и юрисконсульты ДАФ. Активность ДАФ в некоторых сферах давала положительные результаты: так, программа "Красота труда" привела к облегчению условий труда на предприятиях. На собрании ДАФ в Магдебурге в 1937 г. Лей сказал: "Я буду стараться внушить народу такой рабочий этос, который помог бы ему узреть в труде нечто прекрасное и возвышенное. Я буду стремиться к тому, чтобы наши заводы и фабрики стали храмами труда, я буду стремиться сделать рабочих самым уважаемым в Германии сословием". Нацисты проявили исключительную изобретательность в культурном воспитании рабочих, в эстетизации труда. При этом рационализация труда шла рука об руку с функционалисткой эстетикой. Интересно отметить, что большевики, напротив, в этом направлении почти ничего не делали, полагаясь, на то, что улучшение условий труда наступит само собой. Немцы же стремились сделать НАОБОРОТ. Девизом немецкого ведомства "Красота труда" были слова: "немецкие трудовые будни должны стать прекрасными" - таким образом рабочим хотели вернуть чувство собственного достоинства, ощущение значимости своего труда. 30 января 1934 г. в рамках ДАФ была создана КДФ, в котором был отдел "Эстетика труда", возглавленный Шпеером. В этом отделе Шпеер с коллегами вели работу с предпринимателями, и те переоборудовали заводские корпуса, расставляли цветочные горшки, отмывали окна и расширяли их площадь, учреждали на заводах и фабриках столовые, бывшие до того большой редкостью. В отделе проектировали простую функциональную заводскую столовую посуду, мебель для рабочих столовых (которую стали выпускать в больших количествах), обязывали предпринимателей консультироваться со специалистами по вопросам вентиляции и освещения рабочих мест. В задачу ведомства "Красота труда" входила не только забота о благоприятной психической атмосфере на производстве, но и о чистоте и о цветах на рабочем месте, о естественном и искусственном освещении. Всё это было призвано повысить самоуважение и самооценку рабочих. Хотя ведомство и имело лишь консультативный статус, при необходимости оно могло оказать на предпринимателя давление; в частности, ведомство занималось организацией соревнования на звание "национал-социалистическое образцовое предприятие" (это звание присваивалось КДФ на один год). Заключив соглашение с имперской палатой изобразительных искусств, ведомство "Красота труда" привлекало художников к оформлению возводимых производственных помещений. Ведомство активно занималось бытовыми условиями рабочих на производстве - гигиеной (душ или рукомойники), питанием (качество продуктов, цены и оформление столовых или рабочих буфетов), а также жилищными условиями на тех производствах, где людям приходилось длительное время трудиться вдали от дома. Ведомство "Красота труда" предлагало улучшить жилищные условия строительных и дорожных (занятых на автобане) рабочих за счёт создания и использования разборных домов. Этими и подобными проектами занимался целый институт ДАФ - Институт научной организации труда. Вообще, деятельность ведомства была обширна и многообразна: украшение деревенских улиц и исследования в сфере функциональной производственной эстетики; благоустройство рабочих мест в шахтах и в речном судоходстве; изготовление функциональной и удобной мебели для конструкторских бюро и хорошего слесарного и столярного инструмента и наведение порядка на заводских дворах. Со стороны руководства ДАФ постоянно раздавались призывы расставлять в заводских цехах цветы, строить при предприятиях открытые бассейны и спортивные площадки для рабочих. В 1935 г. была проведена акция "хорошее освещение рабочих мест - хорошая работа", в которой улучшение трудовой гигиены связывалось с поднятием производительности труда, в котором были заинтересованы и предприниматели. Затем последовали кампании: "чистые люди на чистом предприятии", "чистый воздух на рабочем месте", "горячая еда на предприятии". В 1935 г. ведомство "Красота труда" отметило 12 тысяч предприятий, на которых значительно улучшились условия труда; на эти цели предприниматели истратили 100 млн рейхсмарок. Все эти мероприятия имели ясные социальные цели, сводившиеся к ликвидации социальной напряжённости. На промышленных предприятиях для рабочих делали душевые, раздевалки, аккуратные туалеты, бассейны. Помимо практического значения проводимых мероприятий, рабочим пытались внушить впечатление партийной заботы о простом человеке. Ведомство "Красота труда" в своей политике активно использовали понятие эстетизации труда и технической эстетизации: культивировались функциональные промышленные постройки, стальные функциональные конструкции, обтекаемые формы гоночных автомобилей, подводных лодок и самолётов. Движение "город-сад", рационализация, архитектурный модернизм, культ техники, идеология эффективности были направлены на создание индустриального общества без классовой борьбы, что и являлось целью нацистов. В 1936 г. ведомство "Красота труда" отсчитывалось, что ревизовано 70 тыс. предприятий, на заводах построены десятки тысяч кухонь и столовых, комнат отдыха, бассейнов и спортивных площадок на общую сумму в 1 млрд рейхсмарок. Большое значение Лей придавал организации соревнования на предприятиях, о необходимости которого он говорил в 1938 г.: "... Если мы говорим об обязанностях людей, то для их наиболее полного исполнения им нужны и права. Первое и самое важное правило - это открытие пути для самых способных. Раньше у нас в стране очень трудно было пробиться наверх, а сейчас ситуация радикально изменилась. Возможности для развития человека НЕ ДОЛЖНЫ ЗАВИСЕТЬ ОТ ДЕНЕГ И ПРОИСХОЖДЕНИЯ. БЕДНЫЙ ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ТАКИЕ ЖЕ ШАНСЫ, КАК И БОГАТЫЙ....". Организованные на производстве соревнования способствовали не только увеличению объёма промышленного производства, но и подъёму отдельных рабочих по социальной лестнице и причиной повышения социального престижа рабочих профессий. Основными формами соревнования были соревнование по профессиям (преимущественно для рабочей молодёжи) и (с 1936 г.) - соревнование отдельных предприятий. Достижения отдельных предприятий рассматривались экспертами по различным параметрам - от производственных до социальных вопросов. В августе 1936 г. указом Гитлера было введено награждение победителя, которому присваивалось звание "национал-социалистическое образцовое предприятие" и переходящее знамя. В указе говорилось, что предприятия, претендовавшие на звание "образцовых", должны не только соблюдать разработанные ДАФ принципы, такие как "красота труда", но и удовлетворять требованиям к уровню профессиональной подготовки, к "степени общности" между фюрером предприятия и его подчинёнными. В 1937 г. в соревнованиях по профессиям (под лозунгом "Дорогу самым способным и дельным") приняло участие 1,8 млн человек. ДАФ имела возможность материально поддерживать рабочих в случае болезни, потере рабочего места и травмы на производстве. Реализация лозунга "твоё здоровье не является только твоим личным делом" рассматривалось режимом как предпосылка оптимальной отдачи рабочих на производстве и роста производительности труда. Новые медицинские программы по профилактике заболеваний на предприятиях и в школах, по охране материнства и детства носили прогрессивный характер. Важнейшими сферами социальной политики Лей считал жилищное строительство и социальное страхование: хорошая просторная квартира играла решающую роль в вопросах создания и защиты большой здоровой семьи, а достаточное социальное обеспечение по болезни и старости должно было дать немецкому народу уверенность в завтрашнем дне. Надо отметить, что вскоре после прихода к власти нацистам удалось преодолеть застой в движении жилищных кооперативов. При Шахте кредитование этих проектов занимало прочное положение в системе расходов рейхсбанка. Имели место также государственные социальные жилищные программы: один из самых активных сторонников Лея гауляйтер Й. Бюркель провозгласил во вновь присоединённом к Германии Сааре осуществление большого проекта социального жилищного строительства, при этом было устроено демонстративное сожжение бараков бедноты как последнего символа классового разделения. Программы "Института труда" в рамках ДАФ, посвящённые концепции новой политики в сфере зарплаты, профессионального образования и здравоохранения, носили весьма прогрессивный характер. К примеру, программа предусматривала введение государственной пенсии вместо практикуемых отчислений в счёт будущей пенсии. Кроме введения государственного пенсионного обеспечения, планировалась ликвидация разделения социального обеспечения на рабочее, для служащих и для крестьян; в новую систему планировалось включить всех, на чём во времена республики всегда настаивали лидеры рабочего движения. В социальном жилищном строительстве ДАФ добивался достижения соответствующих современным требованиям и представлениям размеров жилья. Для преодоления проблем с жильём ДАФ и правительство широко использовали налоговые льготы, субсидии и дарственные; они вкладывали деньги в жилищное строительство. Собственно идеологическая работа в ДАФ с 1937 г. была сосредоточена в ведомствах "Праздники" и "Народное образование". Ведомство "Праздники" забрало в сферу своей деятельности народный театр и самодеятельность, народные развлекательные программы. С помощью сети отделений ведомство "Праздники" организовало массовые посещения трудящимися театральных спектаклей и концертов с классическим репертуаром. При этом часть расходов брали на себя предприятия. Это ведомство организовывало на предприятиях художественные выставки, товарищеские вечера, совместные празднования или юбилеи, вечера хорового пения, танцевальные вечера и кружки по интересам, начиная от филателистов и кончая любителями шахмат. С 1937 г. ведомство "Праздники" получило полномочия для организации и проведения праздников на селе; при этом подчёркивалась необходимость целенаправленной работы по сохранению традиционных крестьянских обычаев и традиций, по поощрению народного творчества и ремесла. Разумеется, немецкая публика положительно реагировала на деятельность ДАФ: 60 млн участников в 224 тыс. мероприятий в 1939 г. - это впечатляющие цифры. К 1939 г. 75 % трудящихся были так или иначе вовлечены в работу ДАФ. Экономист ДАФ Эрнст Шустер в 1936 г. говорил: "Устройство свободного времяпровождения и отдыха возможно только исходя из определённого мировоззрения и в рамках общего мировоззрения. Общее мировоззрение даст нам ответ о цели и смысле свободного времени и отдыха и убедит нас в том, что достижение искомой цели возможно только в рамках совместных усилий и организации". В такой системе отдых являлся главным фактором демонстрации народной общности. Нацистская политика свободного времени приводила к социализации немцев. Многие мероприятия ДАФ имели несомненные признаки модернизации в социальной сфере, несмотря на то, что нацисты, в подражание средневековью, хотели представить свои начинания как "сословные". В Третьем Рейхе были воссозданы "имперские сословия" - ремесленные, торговые, промышленные и творческие. Немцы, входящие в эти сословия, имели социальную безопасность и гарантированное существование. Нацистская "сословная" система была инструментом воспитания кадров, рычагом увеличения производительности труда и интенсификации производства. Социальная политика ДАФ в довоенные годы являлись настоящим прорывом в социальной сфере. Так, если в 1933 г. из 42 тыс. берлинских рабочих 28 тысяч из-за непродолжительности отпуска не покидали Берлин, то вскоре средний минимальный годовой отпуск промышленного рабочего был увеличен с 3 до 6 дней (для молодёжи - до 7). ДАФ сделала отпускные путешествия и экскурсии доступными для миллионов людей. Вопросами планирования и организации отдыха рабочих занялась созданная 27 ноября 1933 г. в рамках ДАФ организация, имевшая название "Сила через радость" (КДФ). Она, например, предлагала немцам ранее для них непривычные поездки в отпуск (Гитлер требовал "достаточного" отпуска для немецких рабочих). На учредительном собрании Лей заявил, что в связи с растущим напряжением на производстве в выходные дни рабочие должны полноценно отдыхать; что только насыщенный впечатлениями и активной разнообразной деятельностью и развлечениями отпуск в состоянии дать полноценный отдых, и только он готовит человека к активному труду и самоотдаче. Безделье же порождает преступные намерения, ощущение пустоты и никчёмности, а "это очень опасно для государства". Для того чтобы пробудить у рабочих чувство счастья и благодарности и ликвидировать у них комплекс неполноценности, нужно обеспечить им доступ к культурным ценностям, доступным ранее только буржуазии. Для содействия физическому и духовному здоровью нужно расширять возможности для массового спорта, организовывать для рабочих туристические поездки; туризм должен способствовать усилению любви к Родине, к её природе и ландшафтам. В конечном счёте Лей ожидал от КДФ помощи в создании "новой общности, нового общества национал-социалистического государства". Благодаря членским взносам и дотациям ежегодные расходы КДФ в 1933-1942 гг. составляли в среднем 26,7 млн марок. Как партийная организация, КДФ ("Сила через радость") имела несколько уровней: имперский, гау (областной), окружной и местный. В составе КДФ находилось ведомство туризма, путешествий и отпуска под руководством доктора Бодо Ляферентца. Под лозунгом "немецкий рабочий путешествует" была инициирована туристическая кампания для простых немцев - это носило беспрецедентный характер. Организацией такого туризма занималось ведомство туризма, путешествий и отпуска. Пресс-секретарь ДАФ сказал о работе этого ведомства: "лучшим доказательством народного характера новой власти и лучшей пропагандой за неё является то, что тысячи людей с мозолистыми руками стали счастливыми отпускниками". В самом деле, КДФ и её программа для отпускников была одним из самых популярных начинаний нацистского режима. Более того, вследствие популярности этой программы КДФ стала одним из самых ярких символов нацистского режима и предметом зависти иностранцев. Большой интерес у иностранных гостей вызывала работа ведомства спорта во главе с имперским спортивным руководителем Гансом фон Чамером и Остеном, а также ведомство "Красота труда" во главе с архитектором Альбертом Шпеером. Ведомство спорта занималось не только производственной гимнастикой и спортивным досугом, но и организацией больших спортивных соревнований и спортом для отпускников. С 1936 г. оно проводило закрытые спортивные циклы для СС, отвечало за состояние спортивной работы в лагерях трудовой повинности и на строящихся автобанах. В распоряжении этого ведомства были собственные спортивные базы и дома отдыха (включая лыжные базы) в Гарце, Баварии, Тироле, а также базы и инвентарь для занятий парусным спортом и греблей. Считавшийся буржуазным парусный спорт стал доступен многим: недельный курс стоил 5-60 марок, включая услуги инструктора. На Химзее был открыт парусный клуб для девушек. Однонедельные курсы горных лыж на горных курортах, включая инструктора, проживание, питание, инвентарь и дорогу, стоили 23 марки. Чтобы представить масштаб цен: средняя зарплата в Германии составляла около 170 рейхсмарок. Ведомство туризма, путешествий и отпуска охватывало почти все возможные современные направления туризма. Организовывались однодневные туристические поездки по стране, в уик-энд проводились вылазки на природу на велосипедах, пешком или в комбинации с автобусной экскурсией. Часто практиковались туристические поездки всем коллективом предприятия или семейные путешествия по вполне доступным ценам. Существовали двухнедельные просветительские поездки - по Рейну, в "присоединённую" Австрию или в Шварцвальд. На доступном уровне цены удерживались за счёт многочисленных социальных скидок. Например, билет в поезде в третьем классе стоил для отпускника на 5-75 % меньше. Столь же серьёзные скидки были на гостиницу. А ведь до прихода к власти нацистов иностранный туризм считался привилегией верхушки общества. А теперь он стал доступен даже для рабочих. ДАФ распространила свою активность на считавшиеся "буржуазными" горные лыжи, теннис, верховую езду, театр и танцевальные клубы, спорт, вечеринки рабочих коллективов. Неделю отпуска можно было провести и в баварских Альпах за 11 долларов, включая прокат лыж и инструктаж. 14-дневный летний отпуск на Тегернзее стоил 54 рейхсмарки. В 1936 г. на острове Рюген был построен морской курорт - первый из запланированных пяти климатических курортов, принимавших в год 350 тыс. гостей. Недельный курс на таком курорте стоил всего 20 рейхсмарок. Для организации морского туризма сначала использовались старые суда. Затем 1 мая 1936 г. в Киле было заложено два корабля "Вильгельм Густлов" и "Роберт Лей", по 25 тыс. тонн водоизмещения каждый, рассчитанных приблизительно на одинаковой число пассажиров. Примечательно, что каюты на судах не делились на классы. Суда были спущены на воду в мае 1937 г. На "Роберте Лее" на 1600 пассажиров приходилось 40 ванных комнат и 100 душей. Недельный круиз (рабочий отпуск и составлял неделю) на Мадейру стоил чуть больше 150 рейхсмарок, включая дорогу и 5-6 разовое питание. До прихода к власти нацистов поездка на Мадейру стоила около 400 рейхсмарок и была доступна только состоятельным людям. Морские путешествия КДФ мгновенно завоевали популярность - на Гельголанд ходил пассажирский лайнер "Адмирал", в Геную - "Сьерра Кордова", в норвежские фьорды - "Осеана", на остров Тенерифе (Канары) - "Роберт Лей". Большую часть судов КДФ арендовала. Пятидневное морское путешествие в Норвегию обходилось в 55 рейхсмарок (включая железную дорогу и полный пансион в пути). Наиболее удачно организованными были дневная поездка на остров Гельголанд, плавания на пароходе по Балтике или по Средиземному морю, на Мадейру, Азоры или Канары, а также просветительские экскурсии в Венецию, Неаполь и Афины. Планировались даже поездки в Японию, но им помешало начало Второй Мировой войны. Кроме упомянутых специальных ведомств, в КДФ (в 1939 г. - 7,5 тыс. штатных сотрудников и 130 тыс. внештатных совместителей) был даже свой "народный театр" и собственный симфонический оркестр (90 человек), непрерывно гастролировавший по стране. В крупных городах "ведомство праздников" располагало собственными сценами и разъездными театральными труппами; многочисленные передвижные киноустановки добирались до самых глухих углов Германии. Для рабочих билеты на концерты и в театр дотировались КДФ (в берлинскую оперу билет для рабочего стоил 1 рейхсмарку). Средства на дотацию поступали от ДАФ, самой богатой общественной организации Третьего Рейха. В 1934-1942 гг. КДФ было израсходовано 240 млн рейхсмарок. Участие в программах КДФ было добровольным, что объяснялось её огромной популярностью. До 1939 г. в туристических программах КДФ приняло участие свыше 7 миллионов немцев; ещё 35 млн - в организованных КДФ пикниках; только в 1938 г. КДФ устроила 140 тыс. представлений-капустников для 50 млн зрителей. КДФ даже организовывала поездки рабочих на Байрейтский фестиваль музыки Вагнера. Недельное пребывание по путёвке КДФ (три концерта, ночлег, питание) стоили 65 рейхсмарок, что было вполне по карману простому человеку. Просветительская однодневная экскурсия в "немецкий Париж" - Лейпциг - стоила 4,5 рейхсмарки, включая поезд, обед, план города и расписание работы выставок. В 1934 г. в рамках организации ДАФ "Сила через радость" в туристические туры отправилось 2 миллиона человек, в 1935 г. - 3 млн, в 1936 г. - 6 млн, в 1937 г. - 9 млн человек. До начала 1938 г. было зарегистрировано 384 морских путешествий (490 тыс. участников) и 60 тыс. других путешествий (19 млн участников). Ещё до начала войны, в 1939 г., 7 287 715 немцев участвовало в 76 106 поездках и путешествиях, 20 895 402 немцев приняло участие в 1 017 243 спортивных соревнованиях. Политическая активность КДФ (и в целом ДАФ) в сфере досуга была действенной и эффективной: в 1934 г. в отпускных путешествиях участвовало 2,3 млн немцев, в 1938 г. - 10,3 млн, а непосредственно перед войной мероприятиями КДФ был охвачен каждый второй немец - насчитывалось 54,6 млн участников различных мероприятий КДФ. Не в последнюю очередь благодаря ДАФ Гитлер смог заручиться поддержкой самого квалифицированного, трудолюбивого и дисциплинированного в западном мире рабочего класса. ВЫВОДЫ Итак, в основе нацизма лежала реальная социальная динамика; сохранение и поддержание этой динамики для Гитлера было принципиально важно, и он готов на многие жертвы ради достижения качественно более высокого социального уровня развития немецкого общества в мирное время и НЕ СЛИШКОМ ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ падение социальной сферы во время войны. Начало II Мировой войны 1 сентября 1939 г. НЕ СТАЛО для немцев датой, знаменующей в социальной сфере перемены в худшую сторону. Причина в том, что после начала войны (1939 г.) нацистское государство старалось не подвергать население излишним перегрузкам, и на первом этапе войны её влияние на немецкое население, как в общественной, так и в частной жизни было НЕЗАМЕТНЫМ. Такой "щадящей" установки Гитлер не отменил даже тогда, когда возникла действительная потребность и необходимость жёстких мер. Следует констатировать, что в демократической Англии мобилизация людей и ресурсов оказалась более радикальной, чем в Третьем Рейхе. Нацистское руководство не хотело проводить радикальных мер на рынке труда: никаких решительных мер не принималось даже для необходимой в конце войны перегруппировки трудовых ресурсов. Предпринятые в конце концов меры (отбор с невоенных предприятий квалифицированных рабочих, закрытие ремесленных предприятий и т. д.) были НЕДОСТАТОЧНЫ и НЕ ОТВЕЧАЛИ растущим потребностям военной экономики. Гитлер не хотел увеличивать тяготы населения, и благодаря его стараниям война почти не изменила ни жизненный уровень, ни состояние снабжения, ни рынок труда, ни достигнутый уровень социальной защищённости, ни трудовой законодательство. Примечательно то, что остался без изменений и 8-часовой рабочий день, хотя за счёт дополнительно оплачиваемых сверхурочных работ продолжительность рабочей недели увеличивалась, а отпуска и праздники несколько сокращались. После начала войны отменили отпуска, но в ноябре 1939 г. запрет на отпуска был снят. В начальный период войны иногда объявляли воскресенье рабочим днём. 4 сентября 1939 г. вместо всеобщего снижения зарплаты последовало лишь её замораживание, а задержка всевозможных доплат и отпусков была через два месяца отменена. От специфических военных мер в социально-экономической сфере остались высокие налоги на алкоголь, сигареты, на театральные билеты и на проезд в общественном транспорте. К 1942 г. подоходный налог по сравнению с 1939 г. почти удвоился, но частные сбережения граждан росли и с 1938 г. до 1941 г. выросли в четыре раза, составив 44,6 млрд рейхсмарок. К сбережению средств (а, следовательно, и финансированию военных расходов) призывал лозунг: "в войну копить - после войны строить"; немецкого обывателя он прельщал перспективой иметь после войны собственный дом. Провал концепции блицкрига означал начало тотальной войны. Гитлер не планировал; она стала импровизацией, расстроившей систему социальных гарантий, на которую первоначально возлагали так много надежд, и которая рассматривалась как надёжный каркас режима. В соответствии с планами Шпеера, с осени 1943 г. немецкое производство предметов потребления должно было радикально сократиться, но этого не произошло, или из политических соображений не было осуществлено до конца. Поэтому словосочетание "тотальная война" имела для большинства немцев скорее пропагандистское значение вплоть до начала 1945 г., когда союзники начали военные действия на немецкой территории. Советский Союз, напротив, вёл тотальную войну с самого начала; она и стала главной причиной нашей победы. В заключение нужно констатировать, что утрата свободы с лихвой компенсировалась в Третьем Рейхе социальным равенством и благополучием (или перспективой таковых), к тому же для большинства немцев ликвидация социальной нужды значила несравненно больше, чем свобода. Можно сказать, что немецкий народ был опьянён идеалом национальной общности, социализмом, теоретики которого сами верили и старались убедить немцев, что на место векового немецкого разъединения и демократическо-партийного эгоизма встаёт верность и дисциплина единой нации, благополучие которой является основным предметом забот фюрера. Влияние войны на уровень цен и доходов, на уровень снабжения, на рынок труда и условия труда по сравнению с первой мировой войной было незначительным. Социальный мир был нерушим, и лишь наступление союзников разрушило внутренний порядок в Третьем рейхе. Нацистская социальная политика до самого конца только укрепляла волю немцев к сопротивлению и консолидации во время войны. "Я не измеряю успешность нашей работы по возникновению новых улиц. Я не измеряю её по нашим новым фабрикам и новым мостам, которые мы строим, а также по дивизиям, которые мы можем мобилизовать. Напротив, в центре суждения об успешности этой работы стоит немецкий ребёнок, немецкая молодёжь. Только тогда, когда созданы условия для их роста и развития, я могу быть твёрдо уверен в том, что мой народ не исчезнет, а, значит, и наша работа не окажется напрасной".
Tags: Германия, история, рейх
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments